история

В апреле 1895 года был издан Указ императора Николая II «Об учреждении особого установления под названием «Русский музей императора
Александра III» и о представлении для сей цели приобретённого в казну Михайловского дворца со всеми принадлежащими к нему флигелями, службами и садом». В появившемся в феврале 1897 года Положении о музее был выделен специальный раздел «О хранителях», в котором регламентировался порядок их избрания Императорской Академией художеств из числа кандидатов, имеющих академическое звание, и последующего утверждения в должности хранителя Августейшим Управляющим. Первоначально Хранителей было двое – художник и архитектор Павел Александрович Брюллов и тоже художник и архитектор Альберт Николаевич Бенуа, которого очень быстро сменил известный живописец-жанрист Кирилл Викентьевич Лемох.

Официальное открытие музея для публики состоялось 7 (19) марта 1898 года.
К этому времени в коллекции уже имелось 445 картин, 111 скульптур, 981 графический лист (рисунки, гравюры и акварели), а также около 5000 памятников старины (иконы и изделия древнерусского декоративно-прикладного искусства). Собрание берёт своё начало с произведений, поступивших
из Академии художеств (122 картины), Эрмитажа (80 картин), Зимнего дворца, пригородных дворцов — Гатчинского и Александровского (95 картин), а также приобретённых в частных коллекциях. За последующие десять лет существования музея его фонды выросли почти вдвое. Однако состав коллекции, построение экспозиции, перспективы развития молодого музея вызывали много критических вопросов у значительной части художественной общественности. Перемены в жизни музея начались после избрания в 1809 году на должность хранителя (после ухода К.В.Лемоха) Петра Ивановича Нерадовского.

Его главной целью
стало превращение музея
в полнокровное научное учреждение и современное хранилище художественных ценностей.
Будучи по сравнению своими предшественниками достаточно молодым человеком (ему исполнилось 34 года), он был полон идей, планов. Его главной целью стало превращение музея в полнокровное научное учреждение
и современное хранилище художественных ценностей. Впереди были 23 года служения музею в сложнейший период его существования на изломе двух эпох.

В 1912 году в результате новой кадровой политики уходит в отставку П.А.Брюллов, на его место приходит специалист в области реставрации Николай Андреевич Околович. По его инициативе в музее появляется собственная реставрационная мастерская. Поступление в музей коллекции
икон Н.П.Кондакова приводит к созданию учётно-каталогизационной группы,
в которую были включёны Николай Николаевич Пунин (тогда ещё студент,
но уже известный своими печатными работами по коллекции Н.П.Лихачёва
и новейшему русскому искусству) и Николай Петрович Сычёв, молодой исследователь древнерусского искусства, приват-доцент по кафедре истории искусств Санкт-Петербургского университета (в будущем - директор музея
с 1922 по 1926 г.).

В первое десятилетие после октябрьских событий 1917 года музейное собрание растёт стремительными темпами. В 1925 году в коллекции музея было уже 3648 картин. В 1922 году открывается новая экспозиция, последовательно выстроенная по научно-историческому принципу. В ней впервые представлены произведения новейшего искусства. В начале 1930-х годов значительно расширяются экспозиционные и фондовые площади за счёт передачи помещений в корпусе Бенуа и флигеле Росси Михайловского дворца.
К нему постоянно обращались
в последующие десятилетия. Востребован он и сегодня.
После 1932 года П.И.Нерадовский уже никогда
не вернётся в Русский музей, но заложенные им основы и принципы хранительской работы будут продолжены в делах и судьбах его коллег
и последователей. Это проявилось в период трагических событий 1941-1945 гг., связанных
с эвакуацией части музейных фондов в Пермь и сохранением оставшихся ценностей в Ленинграде в условиях блокады. Опыт «времени Нерадовского» был использован при открытии новых послевоенных экспозиций,
при масштабных учётно-хранительских реформах 1950-х годов, включая создание в 1954 году Экспертно-закупочной комиссии Русского музея. К нему постоянно обращались в последующие десятилетия. Востребован он и сегодня.